Модель СССР

Модель денежной системы, принятая в СССР, является одной из самых серьёзных попыток за последние пять веков наступить на хвост западной ящерице.

Но ящерица легко оторвала своё тельце, потеряла хвост, и за несколько лет спокойно отрастила себе новый, став ещё больше и ещё кусачей. Дело в том, что коммунисты не понимали и не понимают до сих пор, увы, что капитализм от потерь финансовых - да, страдает, но обладает встроенной в самого себя мощнейшей системой регенерации, которую практически невозможно затушить никакими средствами, кроме полного уничтожения самого западного мира. Ибо, если есть и будет источник регенерации, есть и будет система, то она обязательно извернётся и вывернется. При одном условии, что ростовщический процент будет действовать в своём свободном, ничем не стесняемом статусе.

Лихие революционеры 20-х гг., во главе с Лениным, Троцким, Сталиным и иже, имели достаточно времени, сидя кто по заграницам, кто по тюрьмам и ссылкам по многу лет, глубоко изучить и вникнуть в марксизм, в экономику в целом, во многие проблемы. Именно запасы накопленных знаний, а также общая незашоренность, смелость, даже бравада (не без этого!), позволили большевикам гибко перестроить всю свою денежную систему после окончания Гражданской войны. Но, следует признать честно, у них практически не было времени, чтобы взглянуть на ситуацию под многими углами зрений. Их одолевало столько забот, свалившихся сразу, что было не до этого. Поэтому они по денежной системе только слегка подурковали (военный коммунизм!), но так и не стали вникать в суть функционирования денег, сразу ясно обозначив простые приоритеты: денежная система СССР должна таким образом обеспечивать развитие страны, чтобы она стала богатой и мощной. Очень утилитарно, но вполне разумно в те времена. Как говорится, ни более и не менее.

Да и выбора у большевиков, в том, КАКОЙ именно может быть денежная система - ТОЖЕ НЕ БЫЛО. Система должны быть сопряжена с существующими мировыми системами (на самой деле с одной, самой мощной, т. е. западной), но должна оставаться по возможности от неё НЕ зависимой. Ну не полностью, потому что ради прибытка стране надо торговать с миром, но и не совсем чтобы уж очень: кто идёт на поклон горе, тот ей и поклоняется.

В какой-то мере это был тот же самый паллиатив, что и в случае с мусульманством. Но с другой стороны, это было нечто кардинально иное. Инаковость, а это, кстати, из команды правителей ощущал только Сталин, заключалась в том, что как-то так само собой произошло - весь СССР стал одной большой корпорацией (если смотреть на неё с точки зрения Запада). Поясним. В других странах, где работал капитал, были как бы страны отдельно и корпорации отдельно, а в СССР - была одна страна-корпорация. Где спаянной вместе в немыслимый доселе сплав оказалась политика с экономикой и руководством, что это наводило на серьёзнейшие размышления.

Самым серьёзным образом сложившуюся ситуацию осмыслила одна из партийных оппозиций (Преображенский), появившаяся к тому времени. А Сталин воспринял эту идею и в дальнейшем творчески её развил. Суть заключалась в полном и безоговорочном принятии правил игры западной денежной системы, но с учётом новых реалий (страны-корпорации).

Если же перевести это в более близкие нам понятия, то дело обстояло так: чтобы страна-корпорация из нищей превратилась в богатую, ей следовало пройти путь накопления первичного капитала БЫСТРО, запустить этот капитал в строительство средств производства, а уже эти средства производства производили бы товар, который бы обогащал (поднимал уровень жизни) всё население. На Западе это происходило эволюционно, система, с встроенным в неё свободно действующим ростовщическим процентом, позволяла некоторым членам общества свободно накапливать капиталы, свободно решать, куда и на что их использовать - и это за несколько веков развития капитализма дало необходимый импульс развитию экономик. А инфляционная составляющая (саморост денег с помощью процента) регулировалась политическими методами новых, мощных капиталистических государств.

Задача перед большевиками стояла настолько трудная, что для рассмотрения только одной составляющей (а их было много!) этого процесса пришлось пройти через политически некорректную фазу. Эта фаза заняла более 10 лет, все 20-е гг. Мы сейчас как-то не обращаем внимания (и зря!), что денежная система СССР в точности копировала денежную систему Запада. Единственной разницей было то, что ростовщический процент (и сверхприбыль тоже!) брались руководством страны, партии (а не распределялись среди неких свободно ведущих себя банкиров!) и употреблялись с умом на благо всей страны же. Которая рассматривалась как одна большая корпорация (по-экономически), или один большой лагерь (по-политически). Другим, даже не отличием, а качеством, была несоспоставимая разница в суммарной величине этого процента. Если на Западе она была более или менее обоснована рынком, регулировалась худо-бедно в таких напряжённых величинах, которые способствовали развитию экономики, то в СССР она составляла просто умопомрачительную величину. Эта величина изъятия всех денег, которые зарабатывала страна!, регулировалась просто, стране надо было дать столько пропитания, чтобы она не умирала с голоду. Всё же остальное - шло в фонд, на который закупались средства производства.

Одновременно с этим, а Сталин, как великий экономист, понимал это как никто другой, руководство страны оказалось в двойственном положении. Оно могло регулировать ВСЁ в рамках своей страны-корпорации, пересекаясь в своих телодвижениях со свободным западным рынком только в точках международной торговли: количество запускаемых в оборот денег, которые циркулировали в замкнутом пространстве СССР, количество бросаемых туда или сюда трудовых ресурсов, количество и меру ростовщического процента, который постепенно переставал им быть в силу того, что руководство могло напечатать ровно столько денег, сколько хотело, ни больше, ни меньше. А с другой - оно не могло ничегошеньки противопоставить окружающему миру, потому что стране-корпорации СССР окружающий мир НЕ ПОДЧИНЯЛСЯ. Ситуацию напоминало вот такое сравнение: с одной стороны - хозяин хутора, ведущий своё крепкое хозяйство умелой рукой, а с другой стороны - большая деревня, где те функции, которые регулировал хозяин хутора у самого себя, были рассредоточены среди жителей деревни. Хутору приходилось пользоваться услугами деревни. А деревня с завистью смотрела, как растёт хозяйство хуторянина. Рано или поздно либо хутор перерос бы экономически деревню (хутор не тратил время на суету, а только и делал, что укреплял заборы, строил новые конюшни, загоны для скота, распахивал поля и т. д., но всё в рамках хутора!), либо деревня пошла бы войной на хутор. Как мы знаем - случился второй вариант!

В рамках обсуждаемой нами финансовой системы, такая вот двойственность положения СССР в окружающем мире диктовала только одну потребность: чтобы выжить, СССР должен был банально "завоевать" весь оставшийся мир. Завоевать не столько силой оружия, не только силой идей, хотя и не без этого, а завоевать ЛЮБЫМ способом, в результате которого управление миром переходило бы в руки того, кто имел такую власть в СССР, т. е. в руки Политбюро.

Если же перейти на более глубокий уровень осмысления, то выходило вот что: мир, в лице своих самых активных членов, действия которых саморегулировались денежной системой с процентной ставкой в плюс на используемый капитал, вдруг неожиданно поимел странного чудака. Этот чудак был вроде бы и такой же, как и все другие. Он появился достаточно неожиданно, а потом взял да и саккумулировал на ограниченной территории то, о чём только мечтали тогдашние зарождающиеся ТНК. Абсолютную власть. Над всем. Где силовое регулирование процентной ставки, а именно это позволяет из ничего делать что-то, было просто и спокойно сосредоточено в одних руках. Не в десятках, сотнях и тысячах конкурентов, которые борятся между собой, а в одних.

У западного мира тогда этого не было. Денежная система работала сама по себе, регулируемая встроенным в неё принципом, но НИКТО не мог ею УПРАВЛЯТЬ ЕДИНОЛИЧНО. Показательный пример, да?

"Хуторок" начал идти в рост очень прилично. Оказалось, что УМНАЯ власть, сосредоточенная в одних руках, власть, не стесняющаяся и силу применить, когда надо, власть над огромной территорией, над бесчисленными ресурсами, над огромным количеством людей, может УПРАВЛЯТЬ ДЕНЬГАМИ так же легко и свободно, как прирученной кобылкой. Более того, оказалось, что власти этой наплевать и на сам ростовщический процент. Она сама его может создать, когда надо, сама же и отменить, если ситуация изменится. Потому что власть эта решает совершенно другие задачи. Запад их ощутил, как завоевание мира (и был прав, бродяга!). Запад, головами своих самых продвинутых представителей, быстро смекнул, а что если эти деньги (ресурсы, сила, люди, вообще ВСЁ!!!, пока находящееся внутри хуторка), выйдут на просторы Запада, а управляться будут они всё той же ЕДИНОЛИЧНОЙ умной головой из России?! Вот, что будет?

Косвенно, когда НЕ получилось раздавить СССР всеми объединёнными силами Запада (а Англия и США не в счёт, они, если и помогали, то лишь чуть-чуть!), СССР увеличил свои территории в Европе, дал сильнейший импульс по всему миру по поводу того, КАК можно вести дела, и колонизаторская система рухнула, появилось, извините ТАКОЕ, что не могло присниться в самом дурном сне тогдашним, как они думали, правителям мира. Появился сверхмощный конкурент ВСЕМ. Объединённым и необъединённым, ВСЕМ, в общем.

И вариант для западников остался только один: поскольку Запад, в силу исторических причин, мог регулировать своё развитие НЕ ОДНИМ ЛИШЬ силовым методом, а только силовыми вкупе с финансовыми (где второй был распределён среди многих, а регулировался так вообще НАДЛЮДСКОЙ системой денег!), то его существование начало напрямую зависеть от того количества хитрости, упорства, ума которой он обладает и которую сможет противопоставить растущей ДРУГОЙ силе, упорству, уму. Как мы знаем силой раздавить СССР не удалось. А что же ему удалось?

Честно говоря, ничего не удалось, кишка тонка. Запад терпеливо ждал деградации правителей государства СССР (не понимающих, ЧТО ЖЕ ИМЕННО БЫЛО СОЗДАНО!!!), дождался, когда практически ЕДИНОЛИЧНУЮ и МОЩНУЮ власть получит в руки абсолютный и законченный дебил (не без тонкого подталкивания всеми возможными способами прохождение во власть этого дебила!). А дождавшись, немного им поуправлял, чтобы денежная система автаркии стала "как бы" одной из многих других денежных систем, а на самом деле перешла под их управление, и спокойно умыл руки. Потому что резкий переход от системы, где ростовщический процент на капитал управляется единолично, в систему, где таких "управителей" пруд пруди, сами понимаете, что означает.

В этой операции Запад совершил переход к выбору самого последнего инструмента управления, так называемого "мягкого" способа. И ныне пользуется им: финансовое "лекарство" в оболочке введения смертельных инъекций в любую страну - и всё шито-крыто за несколько лет.

Вывод из истории возникновения, развития и смерти СССР можно заключить следующий: можно совершенно свободно создавать денежные системы, регуляция которых может осуществляться в интересах общества в целом (не без недостатков, разумеется!), а не отдаваться на откуп бездушному механизму функционирования. Ибо такие денежные системы рано или поздно переходят в руки нескольких человек или нескольких команд, и, находясь в подвешенном состоянии БЕЗВЛАСТИЯ над базовым принципом - СТАВКОЙ НА ИСПОЛЬЗУЕМЫЙ КАПИТАЛ - вызывают только потрясения.

Второй вывод, который можно сделать, таков: деньги, как система-проводник операций мены, могут регулироваться в интересах всех людей. Причём, без создания ощущения их всеобщей и всегдашней "дефицитности". Могут.

Модели с демёреджем