Модели авантюристов

Некоторые историки умозаключили (неведомо из каких фактов!), что в Древнем Египте существовала демёреджевая система, основанная на одном хозяйственном цикле. Сборе урожая зерновых. Мол, местные крестьяне собирали урожай и сдавали его на склады. Государственные, древнеегипетские. Таков был у них порядок. Как крестьянин соберёт урожай, он его сразу в мешки и на склад. Взамен сданного урожая крестьяне получали глиняные черепки, местные деньги. И вот ими они пользовались уже как средствами расчёта. Через год (а для тех, кто не знает, сообщим, что урожай в Египте собирается ТРИ раза в год), когда крестьянину требовалось зерно для посевной, он приходил на склад, предъявлял черепки и требовал зерно. Ему возвращали не 100%, а всего 90%, где 10% было платой за складские услуги. Если вы назовёте любой нынешний склад, где после года хранения вам вернут ваш товар БЕЗ ОПЛАТЫ за хранение...

Понятно, почему древнеегипетских сказок много? Эта - одна из них.

Ещё один "исторический" факт. Тоже из легкодоказуемых. Почему-то вот так, с бухты-барахты, а именно с X века по век XIV, без объяснения причин, после долгой и весьма успешной истории Древних Греции и Рима, с их финансовыми системами, покрытыми мраком, но вероятнее всего ростовщическими, затем после ещё порядка пяти веков бардака, о котором вообще мало что известно, воцарились в Европе тишь да гладь, да... демёредж. И охарактеризовался сей период процветания Европы следующими точно дошедшими до нас данными: в этот период было построено много соборов, возведено много городов, много запруд и мельниц, много дорог. Из разумеется дошедших до нас нетронутыми манускриптов выясняется, что и люди в то время жили куда как счастливее, чем потом. Потому что действовала такая система расчётов, которая позволяла всем по-коммунистически трудиться, и по-капиталистически потреблять. Называлась она брактеактной. Где брактеат представлял из себя тонкую серебряную пластину, которую можно было легко разломать пальцами на кусочки. На которой может и могло быть что-то оттиснуто, но в силу тонкости пластин, это было еле видно. Историки утверждают, что примерно раз в шесть лет все эти пластинки изымались у населения и взамен им выдавались точно такие же пластинки из расчёта за 4 старых 3 новых.

Поскольку за шесть лет все пластинки ломались в результате перехода из рук в руки, а выдавались они затем целыми большими пластинами, то никто не догадывался, откуда они берутся. Новые пластины. Опять же, тенденция идти в ноль (при отрицательной ставке!) должна была вымыть ВСЁ серебро Европы за каких-то 4 х 6 = 24 года. Но действовала эта система целых 400 лет с лишком. Неувязка? Ещё какая. Но историки объясняют эту неувязку следующим образом: оказывается в то время ОДНОВРЕМЕННО существовали две денежных системы - одна золотая, она работала как сейчас, и серебряная - вот она была брактеактной. Золотая использовалась для долгоиграющих целей и, в основном, правителями земель и царств, т. е. копили-копили, накопили - потратили. А серебряная для простолюдинов, для крестьян, коих в то время было большинство подавляющее. Возникает вопрос: вот представьте, раз в шесть лет крестьяне собираются у двора короля, сдают своё серебро брактеактное, в виде россыпи пластинок, получают обратно на одну четвёртую меньше. Затем король собранное серебро переливает в новые брактеаты и уже ими оплачивает требуемые ему товары и услуги. Всё верно? Тогда вопрос, а зачем ему тогда золото, если раз в шесть лет, он ОДНИМ МАХОМ изымал в свою пользу 1/4 имеющегося у его подданных серебра? И это помимо налогов, которые он тоже собирал себе в казну, и это помимо серебра, которое он изымал в результате удачных походов на соседей, и это помимо серебра, которые он просто добывал из земли?

В общем, что-то где-то как-то не стыкуется. Получается маразм.

Ну да Бог с ними, с историками, они и не такого нарасскажут.

А вот то, что определённо было, и этому даже сейчас есть живые свидетели, от этого никуда не деться. В 30-е гг. прошлого столетия, в Австрии, за несколько лет до аншлюса, мэр одного мелкого городка, будучи мужчиной неординарным, умным, решительным и в меру авантюристичным, законодательным (локально!) порядком ввёл демёреджевую систему в своём округе. Что он сделал? Он взял кассу города (собранные налоги), какую-то весьма незначительную сумму, потому что в Австрии тогда было туго с деньгами и вообще был кризис, положил её в банк в качестве ГАРАНТИЙНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ, и ввёл в обиход новые деньги. Которые технически представляли из себя листки бумаги, на самый верх которых клеились каждый месяц специальные марки. Эти марки УМЕНЬШАЛИ стоимость листков - новых местных денег - на 1%. За год количество денег уменьшалось на 12%. На самом деле, и все это прекрасно знали, гарантийное обеспечение (государственная валюта Австрии, шиллинги!) лежало себе целёхонькое в банке. Но в обиходе все взаиморасчёты производились вот этими бумажками.

Что стало происходить в этом городке интересного? Если раньше, выпущенные мэром в жизнь шиллинги (оплата за какие-нибудь услуги или товары) мгновенно горожанами начинали прятаться, копились в загашничках, а новых денег не поступало ниоткуда (был кризис в стране!), то сейчас копить их не имело никакого смысла. Поскольку мэр лично пообещал, что на каждую выпущенную им бумажку-деньгу есть эквивалент в строгих австрийских шиллингах и поэтому каждый имеет возможность в любой момент обменять эти бумажки на шиллинги, а посему ОБЯЗАН принимать новую валюту в качестве средства платежа, то весь город стал понемногу обмениваться этим бумажками... как австрийскими шиллингами. Беспокойство вносил один факт, что раз в месяц на бумажку должна была ставиться марка, уменьшающая её ценность на 1%. Поэтому, уже на второй месяц маркировка происходила в магазинах городка, куда эти деньги, как по мановению ока стекались все до единой аккурат к моменту наклеивания очередной марки. Сами же деньги меняли хозяев с немыслимой доселе быстротой. Копить их не было никакого смысла. Вот и старались все от них избавиться как можно скорее. Но и избавиться от них можно было только через покупку чего-либо. А убыстрение покупок обозначает их увеличение. А увеличение уже обозначает клокотание экономической жизни.

Спустя какое-то время обнаружилось, что скорость оборота этих новых денег среди горожан стала такой, что появился некий даже их избыток. Который позволил (а налоги тоже собирались в бумажках) даже запустить программы благоустройства города.

Через год мэр собрал все бумажки обклеенные 12 марками, уничтожил их, но тут же запустил точно такие же, но новые. И снова на сумму эквивалентную гарантийной сумме, лежавшей без движения в том же банке.

К этому времени, соседние городки, с удивлением обнаружившие, что вот в этом жизнь кипит, все довольны, появляется даже ИЗБЫТОК денег, приезжали, учились, дивились и отправлялись к себе, чтобы тоже начать такой же эксперимент. Но в этот же момент проснулась и центральная власть Австрии, обеспокоенная тем, что помимо австрийского шиллинга, основанного на ростовщической ставке, появились какие-то местные валютки, странного вида и странного образа действия и начал происходить ПЕРЕТОК экономических средств из шиллинга в неведомые бумажки. Вернее даже не переток, а просто шиллингами переставали пользоваться. А когда денежкой не пользуются, когда не ищут способов, как её денежку достать, в государстве может наступить коллапс.

Поэтому мэру надавали по ушам и законодательно запретили вводить демёреджевые валюты в жизнь. Жители города Вёргль с удовольствием могут показать всем желающим... мост, который был построен именно тогда и именно на те деньги. Без единого шиллинга, как говорится, всё на свои. За счёт более быстрого оборота БЕЗДЕФИЦИТНЫХ денег.

Безденежность???