Век шестнадцатый

На самом деле крайне трудно поверить, что золото и серебро использовалось людьми в течение по крайней мере двух тысяч лет (если считать до века 15-го!), и за это время НУ НИКТО не догадался, откуда оно берётся... Какие же тупые в то время люди были, всё понимаешь верили жрецам в сакральную сущность денег. Может такое быть? Нет, не может. Поэтому-то, в том числе и по этой причине (а ещё есть масса причин), можно сказать, что время Древнего Рима было существенно короче, Древней Греции не было вовсе, а Древний Египет - это вообще бабушкины сказки. Ибо всё это и произошло аккурат века с 10 по век 15. Вот тогда всё сходится по золоту. Очень даже. Потому что всё это было одновременно, а не разнесено по тысячелетиям.

Вот как раз на уяснение широких слоёв населения, что золото не так уж сакрально, а сугубо материально, более того, вполне ДОБЫВАЕМО и без участия властей и духовенств во всех их обличиях - веков несколько ВПОЛНЕ ХВАТИТ!

А мы несёмся в своём исследовании дальше.
Век этот, когда впервые на государственном уровне было официально провозглашено (на самом деле просто утверждено, не хватало ещё кричать об этом на каждом углу!), что можно деньги давать в рост, т. е. заниматься ростовщичеством ВПОЛНЕ ОФИЦИАЛЬНО, и тебе ничего за это не будет, не только сподвигнул массы народа кинуться-броситься очертя голову в омут ДОБЫВАНИЯ золота где угодно и как угодно, но и опосредованно дал импульс стране, которая это первой сделала СТО ОЧКОВ вперёд. Другое дело, что Англия сумела воспользоваться этим не так быстро, как хотелось бы. Новации, как вы знаете, наверно, не так легко входят в нашу жизнь, иногда им приходится пробивать мощнейшие стены. Ибо первыми, кто ощутил МОМЕНТ была не полумонархическая Англия, а города-торговцы: Венеция, Генуя, Амстердам, Брюссель и иже. Поскольку в этих городах исторически сложилось отсутствие королевских властей, а кнутом и пряником заправляли всё те же купцы, то они стали править балом УЖЕ ВОВСЕ не оглядываясь на религиозные предписания (прецедент был создан в Англии, повторимся!)

Что очень быстро стало происходить? Те, кто подхватывал "инициативу" и начинал заниматься ростовщичеством, те, неосознанно, стали продвигать в жизнь окружающих их людей новые веяния: предприимчивость, способность изобретения новых товаров и услуг, активность в поиске денег, золота. А это двигало уже торговлю, промышленность, развивало гражданские права... В общем, наступал век, когда ВЛАСТЬ в самом её нутряном естестве плавно стала переходить от власти мирской и духовной к власти, как это сейчас называют, "золотого тельца", маммоны. Всё логично, между прочим. Когда заработок денег стал происходить всё возрастающими темпами для определённых, самых хитромудрых лиц, то эти лица совершенно логично спросили себя: вот какого рожна какой-то там король, который у них же денег на войну занимает периодически, должен править? Или какого ляда какая-то там освящённая неизвестно кем церковь должна им что-то запрещать? Ну а от таких вопросов, обращённых к себе, обсуждаемых в кругу таких же ростовщиков и купцов, уже недалеко и до действий. До организации, к примеру, всякого рода революций и других неприятных для властей вещей. Понятно, да?

Причём, строгое понимание того, что такое этот пресловутый процент на капитал и как он влиял на жизнь окружающих, видимо, понимали не многие. Вернее, все понимали по-разному. Каждый в силу своего разумения. К примеру, ростовщик понимал это с радостной улыбкой мерзавца в глазах: ещё бы, из ничего он мог создавать неплохие деньги. А всего-то надо было - накопить энную сумму и так умудриться её не потратить, а дать кому-нибудь в долг, чтобы этот кто-то возвратил долг, да ещё и добавил бы проценты. А тот, кто не понимал этой простой арифметики, тот мыкал горе, занимая денег у этих хитромудрых. Когда приспичит.

И поныне мы живём, предпочитая не задумываться о многих вещах, которые были как бы всегда.

Примерно в это же самое время, когда ростовщичество хотя и громилось устно со всех амвонов, порицалось письменно всевозможными буллами, начало медленно происходить усложнение ростовщической деятельности. Те, кто накапливал золотишко в своих подвалах, стали отделяться от собственно тех, кто эти деньги использовал по существу, кому были деньги нужны не в качестве денег, а в качестве оплаты за что-то. Яркий пример - моряки или купцы. Им нужны были деньги для того, чтобы закупить на них товар, продать его и получить ещё больше денег. Построить на них ещё суда, закупить ещё больше товара, продать его и получить ещё больше денег. Но сами деньги были им нужны в определённые моменты. Деньги у таких людей, т. е. золото, бывали кратковременно и строго по делу. Разделение таких вот шустрых заключалось в усложнении экономической жизни обществ. Люди, занимающиеся только финансовыми операциями, в том числе и хранением золота, стали только на этом и специализироваться. Они "сели" на золото. В отличие от большинства других, кто стал его зарабатывать всё более убыстряющимися и всё более сложными способами. Это опять же легко понять логически. Когда золота условно много, когда много его перебрасывается туда-сюда, с места на место, обязательно должна была выделиться категория людей, которая стала бы заниматься ТОЛЬКО золотом. Хранением, выдачей, приёмкой, распределением. И такие люди появились. В каждом торговом городе.

В Италии эти люди сидели на скамьях-сундуках, назывались эти скамьи banco. Соответственно, мужики эти стали принимать золото от торговых людей и выдавать им расписки, что, мол, имярек такой-то дал мне столько-то, в чём я и расписуюсь. Всё дело в том, что УЖЕ стало неудобно перевозить приличное количество золота по морю или по суше. Торговые и промышленные операции резко возросли, поэтому требовался эквивалент УЖЕ ЗОЛОТУ. Ими постепенно и становились такие вот расписки от банкиров. Поскольку торговые операции между городами и весями, это вопрос всё-таки налаживания контактов, то резонно предположить, что в течение поколения-двух между разными городами возникли своеобразные клубы по интересам, где банкиры одного города знали банкиров другого и принимали чужие расписки, как свои собственные. Доверяли друг другу в этом. Для торговых людей это было большим облегчением: лучше возить пару бумажек, чем мешки с золотом.

Получилось вот что: с одной стороны, золото было (стало) всеобщим эквивалентом ценности. Его принимали в оплату все и везде. С другой стороны, для совершения крупных операций золото не годилось. Для совершения операций (сначала крупных, затем - всё мельче и мельче!) стали постепенно заменять расписки от банкиров, которые это золото принимали у себя и подтверждали своей распиской, что оно - золото - есть и хранится там-то.


Век следующий после шестнадцатого