Продолжение обоснования

Разумеется, обоснование появляющейся и растущей на глазах капиталистической системы не происходило гладко. Были и разночтения, были и отступления, были и споры по частностям. Были и драгоценные находки мысли. Всё было. Но крепкий орешек вырос в Англии, в той самой, где впервые произошла легализация ростовщичества на государственном уровне. Именно это, кстати, помогло вообще росту государств в их нынешнем состоянии.

Кто остался в нашей памяти из той славной плеяды? Декарт. Гоббс. Спиноза. Они дали ОБЩЕЕ обоснование нового строя и нового места человека в жизни. Затем появились другие, которые начали прорабатывать более мелкие детали широкого фона. Ушли в нечистую экономику, говоря по-нынешнему. Из них славны Адам Смит, Мальтус, Рикардо. Затем направления экономики стали раздваиваться, растраиваться, расчетверяться (Сен-Симон, Оуэнс, Маркс, Кейнс, Фридман)... чтобы к нынешнему времени прийти к уже ощущаемому итогу: к полной профанации всех проблем.

Корень же нескончаемого словесного поноса веков заключался и заключается всё в той же маленькой проблеме: имеет ли право на существование и на определение человеческих судеб вопрос о проценте на капитал, или иначе ростовщичество? А если углубиться ещё дальше, то вопрос стоит так:

а как должно быть организовано денежное обращение?

Или ещё глубже: а вообще нужны ли деньги?

Этой проблемой занимались. Нельзя сказать, что её обошли стороной, как несущественную. Рассмотрим её в процессе осмысления.

Человеческая деятельность сводится в чистом виде к двум параметрам: обеспечению физической жизни (что поесть, чтобы не умереть с голоду?) и духовной. Где вторая возникает, когда появляется свободное время от борьбы за обеспечение первой. И именно наша духовная жизнь отвечает за то, как мы сами начинаем организовывать нашу экономическую жизнь (другими словами, ведение хозяйства!), где свободное время человеков явилось основополагающим фактором осмысления себя самого. Верно?

Но осмысление ЗАЧЕМ и ПОЧЕМУ в результате появления свободного времени накладывалось на появление всё большего и большего свободного времени, из-за того, что росла производительность труда. Причём появлялось это свободное время для всех людей по-разному: для одних появлялось, а для других - вовсе и нет. Они по-прежнему были озадачены только тем, КАК ВЫЖИТЬ.

Когда появились деньги, как результат УПРОЩЕНИЯ взаимоотношений между людьми, для ведения ими экономической деятельности (ведь всё равно вели, куда деваться-то?), то осмысление их, как фактора, могущего напрямую влиять и на физическую жизнь, и на духовную - не происходило. До определённого времени.

А когда начало происходить, то человечество столкнулось с парадоксом: породить-то деньги - породили, а вот почему они ведут себя вот так, а не иначе - на это ответа не было (как нет и сейчас, кстати!). В размышлениях о природе денег мы постоянно сталкиваемся с одной и той же проблемой: деньги вроде есть, а вроде их как бы и нет. Их можно придумать. Но их и можно отменить. Причём так отменить, что уже через год о них и забудут. Иногда деньги берутся как бы ниоткуда, и туда же в никуда они порой и исчезают. Неестественно-нематериальная, магическая природа денег стала очень остро осознаваться именно в Средние Века, когда ненаправленность развития денег, вернее их разнонаправленность, и даже неуловимость, стала попросту мешать ВСЕМ.

Вот дом есть. Вот камень есть. Вот человек есть. Даже золото есть. Казалось бы, материальнее некуда. Ан нет, золото в виде денег мгновенно превращается в нечто другое, а не в слиток металла. И, если использовать в виде денег не золото, то происходит то же самое.

Вся борьба за легальное использование ростовщического процента, тем самым, предполагает, что людьми (власть имущими!) сознательно вводились жёсткие правила СУЩЕСТВОВАНИЯ денег сейчас и потом, на обозримое будущее, с тем чтобы избежать двусмысленностей, нечёткости, неясности ТАК И НЕ ПОНЯТОЙ до конца природы денег.

Другими словами, если мы не знаем, КАК ИМЕННО, то пусть будет хотя бы ВОТ ТАК, а не иначе. Чтобы хотя бы в этом вопросе была искомая ясность.

Ведь очевидно же, что принятие процентной ставки на капитал в плюс соседствовало с ещё двумя потенциальными возможностями, принятием процентной ставки в ноль и в минус.

Рассмотрим эти самые ставки: нулевая. Иначе - без ростовщичества.

ТАК УЖЕ БЫВАЛО и ничего хорошего для экономики (для ведения хозяйства) не происходило. Нулевая ставка обозначала, что жизнь шла своим чередом, экономика росла, количество населения росло, увеличивалось количество операций, - следовательно должны были расти и деньги, чтобы было через что меняться-обмениваться бОльшим количеством товаров! Следовательно, КТО-ТО должен был озаботиться введением дополнительных денег, чтобы поддержать нулевую ставку. А кто может это сделать с чувством, с толком, с расстановкой? Никто. Очень сложная задача.

Брактеактная форма существования денег, т. е. процентная ставка в минус, когда за неиспользованные деньги, находящиеся на руках, владельцу надо было ещё и платить - как говорят исследователи денег, такие системы существовали на Земле - не прижилась. Исторический опыт хозяйствования людей, через тернии сопротивления МУДРЫХ церковников, которые двигали счастливое житие СООБЩЕСТВ, а не отдельных особей человеческих, следили ЗА СТАДОМ в целом, а не поощряли деятельность каждого в отдельности, показывал, что брактеатная система медленно, но верно, ПЕРЕРАБАТЫВАЕТСЯ эгоизмом человека, не принимается им раз и навсегда, а поддерживается сознательными усилиями правителей.

К тому же никакая экономика не может быть основана только на брактеате, в силу того, что иногда требуется НАКОПЛЕНИЕ денег для вложения их в дорогие проекты, а брактеаты означали АНТИНАКОПЛЕНИЕ.

Таким образом и вышло, что жадность человека - его стремление к НАКОПЛЕНИЮ - стало основополагающим. Простая жадность.

Увековечивание